понедельник, 3 октября 2011 г.

Быть поставщиком геометрических решателей, Сименсом или ЛЕДАСом, – это всегда круто. Но сегодня сам по себе этот бизнес стал не очень прибыльным


Недавно, спустя 23 года после того, как английская компания D-Cubed выпустила свой первый (и первый в мире)  коммерческий геометрический решатель 2D DCM, нынешний владелец этого продукта, Siemens опубликовал довольно полную статистику, касающуюся этой части своего бизнеса (см. ссылку ниже).    

D-Cubed – компания, основанная выдающимся математиком Джоном Оуэном. Кажется естественным, что это произошло в Кэмбридже- одном из признанных мировых центров развития математических оснований САПР и, вообще, инженерного ПО: не забудем, что происхождение ACIS и Parasolid также связано с Кэмбриджем, а, кстати, D-Cubed изначально инвестировался Spatial-ем. В 2004 году D-Cubed был поглощен компанией UGS, а в 2007 (уже в качестве подразделения UGS) D-Cubed слегка утонул в великих объятиях Сименса.       

Ключевой элемент приведенной выше публикации о статистике – это «200» - общее число лицензий, проданных с 1988 года. Лицензии касаются пяти разных и весьма заметных технологических компонентов: 2D DCM, 3D DCM, PGM и др. 99 из 200 лицензий относятся к решателю 2D DCM.   

ЛЕДАС выпустил свои решатели LGS 2D и LGS 3D в 2004 году – через пятнадцать лет после выхода первого решателя DCM. За прошедшие семь лет ЛЕДАС продал 30 лицензий на оба решателя LGS. Считаю, что, независимо от способа и деталей классификации и сравнения, подобное соотношение с детищем Джона Оуэна и ресурсами великого Сименса выглядит для маленького ЛЕДАСа вполне почетно:).     

Некоторые из тех, кто продает или перепродает продукты, распространяющиеся в миллионах копий, возможно, улыбнутся, увидев числа 30 и 200. Да, над этими показателями можно посмеяться, но учтите, что эти 200 и 30, относятся к программам, проектирование, реализация и развитие которых требует чрезвычайно высокой математической и программистской квалификации, а также сотен человеко-лет для индустриализации продукта. Ко всему этому, не забудьте, что речь идет о продуктах, продаваемых не конечных пользователям, а, в основном, достаточно серьезным вендорам в области CAD/CAE/CAM. Между прочим, заметка, представляющая статистику от D-Cubed, упоминает очень много (миллионы) рабочих мест, стоящих за двумястами  копиями. Хотя и не очень ясно, сколько из этих миллионов были активны или выжили, все же, с исторической точки зрения, эти данные однозначно впечатляют: достаточно вспомнить, что до недавнего времени львиную долю этих рабочих мест занимали рабочие места SolidWorks. Как бы там ни было, хочу процитировать симпатичное высказывание из все той же заметки о юбилейной (200!) статистике Сименса: «Наши показатели совсем не так уж скромны, если учесть, что они относятся к продуктам, о которых подавляющее число конечных пользователей никогда не узнает».               
    
Кое-кто может обоснованно заметить, что, в конечном счете, доход – более важный показатель, чем число лицензий. Вполне возможно. А в некоторых случаях – определенно так и есть. Я не имею права раскрыть некоторые известные мне числа, но попробуйте себе представить, какую сумму компания Dassault Systemes лет 15 назад платила в D-Cubed и затем – в UGS… Здесь – одна из главных мыслей моей заметки: по сравнению с 90гг., когда (1) D-Cubed был монополистом рынка и (2) вендоры-лидеры не имели собственных компонентов типа геометрических решателей, сегодня ситуация радикально изменилась – не в последнюю очередь, в области цен. Не выдавая конфиденциальной информации, могу только похвастаться тем, что ЛЕДАС внес существенный вклад в происшедшие изменение: как в (1), так и в (2). (Кто знает, не могли ли ЛЕДАС и D-Cubed, объединив свои усилия и возможности, заработать больше?:))     

Каков же мой вывод? Те, кто оказался способным разработать промышленные технологические компоненты типа DCM/LGS, скорее всего, являются неглупыми ребятами. И еще: поставляя свои оригинальные компоненты такого продвинутого уровня, компании совершенно справедливо повышают свой рыночный рейтинг в определенной нише. А уж, если такой поставщик интенсивно применяет свои собственные компоненты для поддержки и развития своих собственных массовых продуктов, то это с большой вероятностью становится серьезным конкурентным преимуществом. Однако, распространение таких компонентов едва ли может стать серьезной долей успешного бизнеса. Впрочем, многое зависит и от искусства продавцов.       

С другой стороны, те, кто смог преуспеть в создании уникальных технологических компонентов, скорее всего, сможет стать эффективным поставщиком услуг: относятся они к сопровождению и развитию тех же технологических компонентов или к созданию любых сложных программ в области инженерного ПО или еще шире. Но это уже совсем другая история…   

Вот две публикации на тему моего поста, возникшие благодаря Ральфу Грабовски:  
AllAbout D-Cubed's 2D DCM  и LEDAS Responds to D-Cubed. В русском переводе обе эти статьи объединены в isicad-публикации «D-Cubed и ЛЕДАС как флагманы параметризации в САПР».

И, конечно, посмотрите заметку «Главные вехи в истории компонентов от D-Cubed»,  которая заслуженно отмечает вышеупомянутый 200-тый юбилей и которая стала одним из поводов этой заметки. Мое глубокое уважение и искренние поздравления замечательной команде D-Cubed!




1 комментарий:

  1. Перечитал статью, но так и не нашел ответа на простой вопрос: кому же отведена незавидная роль Голиафа на первой картинке? :)

    ОтветитьУдалить



Подпишитесь на RSS, чтобы получать обновления моего блога