понедельник, 25 января 2010 г.

Инновационная экономика в России: неизбежное будущее или сон Веры Павловны?

Девиз сентябрьского форума isicad-2010САПР как инструмент инновационной экономики. Необходимых условий для построения такой экономики много, но нельзя не заметить, что, если обычное проектирование чего бы то ни было уверенно работающего невозможно осуществить без САПР, то что же говорить об опережающих, прорывных, перспективных продуктах? По этой причине стоит обращать внимание на тенденции и события, отражающие положение дел и политику в области отечественной инновационности, например, на состоявшуюся в конце прошлой недели в Москве Международную конференцию «Россия и мир: вызовы нового десятилетия».

Вообще-то, при взгляде на веб-страницу конференции можно небезосновательно заподозрить, что мероприятие – помпезно-бюрократическое. Случилось так, что я посмотрел ПРЯМОЙ репортаж с пленарного субботнего заседания, который вел канал Россия-24, в частности – полностью послушал презентацию А.Чубайса. Эта, почти часовая, презентация в текстовом и видео-варианте выложена на сайте корпорации РОСНАНО; здесь я хочу привести главные, на мой взгляд, элементы выступления.

А.Чубайс возразил своим политическим коллегам, считающим, что сначала в России должна быть радикально усовершенствована политическая система, и только потом можно будет построить современную несырьевую экономику. Докладчик и сам без колебаний перечислил болезни общества:
- Неукорененность и слабая защита частной собственности,
- Высокий и высочайший уровень коррупции,
- Слабость судебной системы.
- Слабая конкурентность и высокая монополизация в экономике,
- Отсутствие конкурентности в политической системе и подконтрольность ведущих СМИ государству.
Однако, с другой стороны, А.Чубайс уверенно заявил, что ждать нельзя: во-первых, инновационная экономика, пусть часто – вопреки системе, у нас уже строится, потому что встречаются подходящие люди, предприятия и даже – регионы, а, во-вторых, через несколько лет будет уже безнадежно поздно.

О положении России в мире. Интересно, что и во время советского расцвета, и сейчас, фундаментальный показатель развития экономики – производительность труда находится на заколдованном уровне – около 29% от уровня США. По такому показателю, как доля предприятий, осуществляющих инновации, впереди нас: Турция, Болгария, Румыния, Эстония… ; по т.н. рейтингу инновационной активности Россия находится на 51 месте в мире (по словам докладчика – это «уровень дворовой команды»).

Об опыте других стран. Сегодняшние инновационные лидеры стали таковыми в 80-90 гг., на это им потребовалось не так уж много лет: США – 25 лет, очевидному лидеру Тайваню – 25, Израилю – 20, Финляндии (которая была известно только лесопереработкой) – 20…

Насколько посильна России задача перехода к инновационной экономике и каковы сегодняшние предпосылки? Докладчик привел циркулирующие оценки отраслей жизни России, показывая, что эти оценки – весьма контрастны и часто – взаимоисключающие:
- Образование, наука: одни считают, что – полный развал, другие доказывают, что все не так уж плохо, а в последние годы осуществляется довольно серьезная поддержка, в т.ч. современным оборудованием;
- Технологическая и инженерная культура: одни считают, что все разрушено, шансов нет; с другой стороны, не только остались предприятия неплохого уровня в классических отраслях(космос, атомная промышленность), но и появились новые отрасли: телеком, домостроение, софтвер,… ;
- Частный бизнес: одни считают, что он не способен решать инновационные задачи, не мотивирован, другие помнят, что еще 21 год назад за частное предпринимательство можно было получить срок до 8 лет, но с тех пор частный бизнес перешел из палаток в магазины, а оттуда – в сетевые ритейловые компании, в том числе, – глобальные;
- Мировой кризис: одни считают, что теперь все шансы исчезли, что все – банкроты, другие понимают, что именно бывший пузырь уводил в сферы легкого обогащения, а сейчас кризис заставляет перевести активность в высокотехнологичные сферы.

Роль государства. Оно должно определить приоритеты и политику: в мире нет единых моделей. Например, благодаря политике государства, в Израиле нет крупных инновационных предприятий, а в Южной Корее, наоборот, нет мелких.
Кроме этого, государство обязано разобраться с законодательством, с инструментами и процедурами, с иммиграционной политикой (был приведен пример: главный технолог Симменса будет у нас на тех же правах, что и строитель дачи из Таджикистана), с бюджетным кодексом – вплоть до (Чубайс заметил: страшно произнести!) приватизации в сфере интеллектуальной собственности.

Отдельный вопрос – о регионах. По мнению Чубайса, Москва просто не знает, что, например, Томск и Казань уже сегодня являются лидерами инновационной экономики мирового класса, в том числе, несмотря на отсутствие реальной федеральной поддержки и даже – несмотря на наличие объективно существующих барьеров.

Иллюстрируя роль нашего государства, докладчик привел в пример свой диалог с неким финским специалистом, который сказал Чубайсу, что по приказу правительства инновационная экономика не возникает. На эти слова, Чубайс ответил: да…, но у нас она не возникает и без приказа.

Конечный вывод: никаких гарантий и способствующих механизмов возникновения инновационной экономики у нас нет, но возможности и хорошие примеры ее формирования (в т.ч. - снизу) имеются, а самое главное: у России нет альтернативы.

Полный текст и видео выступления Чубайса см. здесь.

Надо сказать, что А.Чубайс как глава РОСНАНО уже оказал полезное влияние на развитие Новосибирского Академгородка: см.
Технологический центр мирового класса в Академгородке и
Визит главы "РОСНАНО" Анатолия Чубайса в Новосибирск .

***

Приведу краткое изложение еще двух понравившихся мне докладов.

Директор Института мировой экономики и международных отношений академик Дынкин изложил несколько гипотез относительно того, почему «Российская экономика пребывает в состоянии инновационной апатии».

У нас отсутствует важнейшее звено – хотя бы одна крупная компания, крупно инвестирующая в инновации, например, как Нокия; соответствующий бюджет Газпрома – на уровне средней европейской фирмы,
Инновация – это не фундаментальная наука и технология, а их пересечение с потребностями общества, это отличает инноватора от изобретателя. Фокусировать такие потребности может только рынок, а не государство. Надо учесть, что конкуренция по инновациям – самый сложный бизнес.
Зачем у нас нужны инновации, если есть административный ресурс и рейдерство?
Относительно инноваций у нас действует налоговая нейтральность, а, скорее – враждебность: реально значительного объема списания налогов на инновации нет.
Надо понимать, что инновации – по своей сущности – разрушают сложившееся, поэтому текущий российский лозунг всеобщей стабильности не вяжется с инновациями.
Среди стран, являющихся инновационными лидерами, нет стран не членов ВТО.

В заключение академик задал аудитории вопрос: почему «Китай когда-то был лидером, а потом на 500 лет впал во мрак?». И сам ответил: инновации тесно связаны с наличием развитого среднего класса: тут и близкие ему ценности, и платежеспособный спрос…. В связи с этим, Дынкин заявил, что, если Китай ограничит гугл, ему (Китаю) будет плохо…

Доминик Фаш – человек с чрезвычайно яркой биографией. Достаточно заметить, что в 1968 году он – активный участник студенческих волнений во Франции, 1972 году стал одним из основателей чуть ли не первого в мире технопарка «София-антиполис» (Ницца), а в 1993–2003-х был региональным директором по России и странам СНГ Schlumberger Group.

Доминик говорил на чистом русском языке и начал с объяснения того, почему Schlumberger Group является уверенным и устойчивым лидером: потому, что всегда вкладывает не менее 5% в науку. Затем он охарактеризовал ряд принципиальных свойств и особенностей инновационного процесса.

Роль государства в инновациях парадоксальна: без государства никак нельзя, но с государством – плохо

Инновационный процесс – это, по существу, процесс бунтовщиков, всегда связанный с разрывом со старым. Инноваторы всегда чем-то отличаются, государству это всегда не нравится. Вообще, для инновационных проектов всегда нужен яркий лидер: все успешные проекты всегда связаны с человеком, делавшим больше, чем ему требуется по обычным должностным обязанностям. Доминик Фаш намекнул, что в идее и процессе создания София-антиполис важную роль сыграла женщина (как стимул!).

Кстати, сейчас высокотехнологичные компании в София-антиполис (на Лазурном Берегу) дают оборот больше, чем от туризма! Это было заложено в планы, думали о будущем… Доминик отметил, что София-антиполис возник и изначально развивался как сугубо частный проект, но постепенно им заинтересовалось государство и политики – ибо «у красивых детей бывает много отцов».

Инновация – это глубоко культурное явление.. Первое, что сделали в София-антиполис –театр на открытом воздухе. Доминик счел нужным привести положительный пример Новосибирского Академгородка, который был глубоко культурным местом, правда – изначально без связи с бизнесом. К вопросу культуры примыкает и то, что инновациям требуется свобода мышления и – не только в работе!

Доминик Фаш выразил мнение о том, что сейчас Россия – на перекрестке: спать на игле нефти и газа или сделать инновационный рывок. Желая подчеркнуть свое знание русской литературы, г-н Фаш закончил словами: «Не хочу, чтобы российский инновационный проект остался сном Веры Павловны; думаю, что для его реализации требуется человек типа Штольца…». Видимо, он имел в виду Чубайса?
.

Комментариев нет:

Отправить комментарий



Подпишитесь на RSS, чтобы получать обновления моего блога